Вверх
Вернуться в раздел Блог Марины Калараш
Вернуться в раздел Блоги

Привязанность как залог легкого родительства

roto

В наше время, как никогда раньше, нам доступно огромное количество информации по детской психологии, мнения экспертов, рассказывающих нам, что и как делать, чтобы правильно воспитать ребенка, написано множество книг о родительстве. Когда мы были маленькими, нашим родителям все это было недоступно, однако, будучи достаточно информированными, мы сейчас испытываем гораздо больше трудностей с нашими детьми, чем наши «неинформированные» родители с нами. В чем же дело? В этой статье мне хотелось бы рассказать о том, как надежная безопасная привязанность ребенка к родителям помогает в его воспитании. В статье использованы материалы по теории привязанности Г.Ньюфелда (переведены и предоставлены О.Писарик).

Итак, почему воспитание ребенка в современных условиях – такое сложное дело? Для ответа на этот вопрос Г. Ньюфелд предлагает поразмышлять над тем, что же делает ребенка лекговоспитуемым, идеальным, которого легко растить.

Все мы, вероятно, согласимся с тем, что идеальный ребенок – это:

- ребенок, который слушает нас (такого намного легче воспитывать, чем того, который не обращает на родительские слова никакого внимания);

- ребенок, который прислушивается к нашим советам о том, что делать: как себя вести, как реагировать на разные события, что носить;

ребенок, который доверяет нам, и не просто доверяет, а вверяет нам себя;

- ребенок, который принимает нашу ведущую роль, смотрит на нас снизу вверх (такое распределение ролей очень важно для успешного родительства);

- ребенок, который ищет нашей помощи и поддержки;

- ребенок, которому нравится быть в нашей компании (очень сложно воспитывать ребенка, который не стремится проводить с нами время);

- ребенок, который чувствует себя с нами в безопасности и комфортно, для которого его дом – это надежная крепость, где он может укрыться от житейских невзгод;

- ребенок, который принимает и разделяет с нами нашу систему ценностей;

- ребенок, у которого нет от нас таких секретов, которые могут разделить нас с ребенком;

- ребенок, которому мы нравимся, который хочет нравиться нам и соответствовать нашим ожиданиям.

Чем больше перечисленных особенностей будет в ребенке, тем легче будет его воспитывать; и наоборот, чем дальше ребенок от представленного выше идеала, тем сложнее его будет не то что воспитывать, но даже просто с ним уживаться.

Откуда берутся такие дети? Рождаются ли с такими качествами, научаются ли быть такими или такие качества формируются только у детей успешных, ответственных, любящих родителей? Гордон Ньюфелд считает, что особенности «легких» детей не обусловлены генами, не являются результатом обучения, не связаны с родительскими умениями и навыками, не зависят от того, насколько ответственны родители и как сильно они любят своего ребенка.

По его мнению, секрет легкого родительства кроется в отношениях между детьми и родителями. Когда ребенок находится в правильных отношениях с родителями, он будет проявлять большинство характеристик «ребенка, которого легко растить», что создаст положительный контекст для воспитания и взросления и позволит родителям успешно справиться со своей задачей. Проще говоря, не любовь родителя к ребенку, а наоборот, любовь ребенка к родителям является ключом к легкому родительству.

Правильные же отношения между родителями и ребенком можно назвать одним словом – привязанность, о формировании, развитии и укреплении которой мы с вами говорили в предыдущих статьях. Именно привязанность к нам наших детей позволяет нам эффективно выполнять наши родительские функции. Кроме того, понимание привязанности – это единственный и самый важный фактор, который поможет родителям знать своего ребенка, а также вовремя видеть тревожные знаки переключения ориентации ребенка на ровесников, отдаления от родителей.

Привязанность существует в нескольких видах или уровнях. Если все происходит по задуманному природой плану, то в первые шесть лет жизни ребенок развивает способность привязываться на этих различных уровнях. В последующем он использует эти виды привязанности для формирования взаимоотношений с окружающими.

Первый уровень, с рождения, – привязанность через ощущения. Ребенку необходимо физически чувствовать человека, к которому он привязан, вдыхая его запах, глядя ему в глаза, слыша его голос или ощущая прикосновения. Он сделает все возможное, чтобы сохранить контакт с таким человеком. Когда близость находится под угрозой или прерывается, он испытывает тревогу и протестует. Начав проявляться еще в младенчестве, жажда физической близости никогда не покидает человека. Чем менее зрелой является личность, тем в большей зависимости от этого базового вида привязанности она находится. Ориентированные на ровесников дети озабочены тем, чтобы всегда быть рядом со сверстниками. Это происходит в том случае, когда на ранних стадиях развития ребенок был ограничен в контакте с матерью.

Сегодня стало популярным привлекать нянь, сиделок для присмотра за малышами. Но даже самая первоклассная няня никогда не заменит ребенку мать: да, могут сложиться довольно крепкие узы привязанности между ребенком и няней, но рано или поздно няня покинет взрослеющего ребенка. Если физически няня исчезнет из жизни, то на уровне душевной привязанности такой контакт с женщиной – не мамой – может остаться с человеком на всю жизнь.

Второй вид привязанности, как правило, проявляется к тому моменту, когда ребенок начинает уверенно ходить, то есть на втором году жизни – у ребенка развивается способность привязываться посредством похожести: ребенок имитирует тех, кого он любит, старается быть похожим на них в поведении, интонациях, предпочтениях; он старается принять ту же форму существования или выражения путем подражания и копирования. Этот вид привязанности используется также при изучении языка и при передаче культуры.

Другим средством формирования привязанности через сходство является идентификация. Чтобы идентифицировать себя с кем-то или чем-то, нужно слиться с этим человеком или вещью. В качестве такого объекта может выступать родитель, герой, группа, роль, страна, спортивная команда, рок-звезда, идея или даже работа. Чем более зависимым является ребенок или взрослый человек, тем более интенсивной будет эта идентификация. В нашем обществе ровесники – или поп-звезды мира ровесников – стали выступать центрами идентификации, заняв место родителей и выдающихся личностей из истории или культуры.

К третьему году развивается способность привязываться посредством принадлежности и верности. Близость с кем-то подразумевает отношение к этому человеку как к своей собственности. Для маленького ребенка быть привязанным к кому-то или чему-то означает предъявлять свои права на объект привязанности, будь это мама, папа или плюшевый мишка. Вслед за желанием обладать появляется ревность.

В более старшем возрасте ориентированные на ровесников дети ревностно стремятся к обладанию друг другом и стараются защитить себя от потери. Конфликты, спровоцированные собственническими инстинктами, могут быть яростными и интенсивными. Этот незрелый вид привязанности часто является основным в общении ориентированных на ровесников детей, особенно среди девочек.

За принадлежностью следует преданность – потребность сохранять верность и послушание по отношению к выбранным фигурам. Дети с сильной ориентацией на ровесников бывают слепо преданы друг другу и своей группе.

К четвертому году жизни у ребенка появляется желание собственной важности, значимости в жизни любимого человека. Дети становятся мягче, покладистее, ищут подтверждения своей важности для нас. Дошкольник, привязанный к нам, отчаянно стремится порадовать нас и заслужить наше одобрение, он крайне чувствителен к нашему недовольству и критике. Такие дети буквально живут для того, чтобы видеть радость в глазах людей, к которым они привязаны. Ориентированные на ровесников дети делают то же самое, но лицами, на которых они хотят увидеть улыбку, становятся лица их сверстников.

Проблема этого вида привязанности в том, что она делает ребенка крайне уязвимым. Стремление получить одобрение какого-то человека заставляет нас страдать, когда мы не чувствуем, что важны именно для него. Если мы стремимся к одобрению, проявления неодобрения ранят нас. Чувствительный ребенок приходит в отчаяние, когда глаза, в которых он ищет знаки тепла и удовлетворения, не загораются в его присутствии, будь то глаза родителей или ровесников.

Следующий вид стремления к близости связан с чувствами тепла, любви, нежности. На пятом году ребенок начинает любить. Эмоции всегда являются частью привязанности, но у ранимого дошкольника, способного на глубокие чувства, стремление к эмоциональной близости усиливается. Ребенок, находящийся в состоянии эмоциональной близости с родителями, может спокойно пережить физическое расставание, сохраняя при этом близость к родителю. Если привязанность через ощущения – первый и наиболее примитивный ее вид – можно назвать самой короткой из привязанностей, то любовь будет самой длинной. Ребенок носит образ любящего и любимого родителя в своем сердце и находит в нем поддержку и успокоение. Это время, когда ребенок физически готов расставаться с теми, кто ему дорог, без существенного ущерба для своей психики (именно поэтому в это время ребенок легче всего адаптируется к детскому саду).

Но здесь есть и немало опасностей: когда отдаешь кому-то свое сердце, есть риск, что тебе его разобьют. Некоторые люди неспособны быть эмоционально открытыми и чувствительными, если в раннем возрасте почувствовали себя отвергнутыми или брошенными. Человек, который любил и был ранен любимым, может впоследствии предпочитать другие, менее эмоциональные виды привязанности. Чувствительность – это то, чего некоторые ориентированные на сверстников дети стараются избегать. Когда более глубокие формы привязанности кажутся слишком опасными, начинают доминировать ее менее связанные с эмоциями модели. Ориентированные на ровесников дети гораздо реже способны к эмоциональной близости, чем дети, ориентиром для которых остаются родители.

И, наконец, последний, шестой уровень привязанности – познанности близкими. Первые признаки этого вида привязанности, как правило, становятся заметны к моменту, когда ребенок идет в школу. Чувствовать близость с кем-либо значит чувствовать, что этот человек тебя знает. В некотором смысле этот вид привязанности повторяет привязанность через ощущения, но здесь человек уже не физически, а психологически испытывает потребность быть увиденным и услышанным. В стремлении к такой близости ребенок будет делиться своими секретами. Фактически знаком такой близости часто являются общие секреты. Дети, ориентированные на родителей, не любят хранить от них секреты, потому что для них это означает потерю близости. Для детей, ориентированных на ровесников, друзья будут теми людьми, от которых у них нет секретов. Ничто не делает человека таким уязвимым, как психологическая нагота.

Этот уровень психологической привязанности – самый глубокий и самый уязвимый, не каждый взрослый имеет опыт подобной привязанности: для многих риск поделиться с другим человеком самым сокровенным и быть непонятым или отверг-нутым просто неприемлем. В результате этот вид близости является самым редким, и в этом заключается причина того, что большинство из нас неохотно делится даже с любимыми людьми опасениями и страхами, касающимися нас самих. Тем не менее, никакой другой вид близости не может превзойти по своей силе ощущение того, что тебя знают и все равно любят, принимают, одобряют и радуются тому, что ты есть.

Описанные шесть видов или уровней привязанности только в одном случае ведут к настоящей близости – если они все освоены ребенком и используются им во взаимоотношениях (вначале с родителями, затем – с друзьями и любимыми). Если ребенок в процессе здорового развития отношений овладел всеми способами чувствовать привязанность, то это поможет ему сохранить контакт с объектом привязанности даже в самых неблагоприятных обстоятельствах. Если ребенок крепко привязан к вам, есть много способов уберечь вашу близость и оставаться вместе, даже если физически вы далеко друг от друга.

Наши привязанности – это очень уязвимая, ранимая, ничем незащищенная территория. Основные источники эмоциональной боли – разлука (либо ее ожидание), стыд, чувство незащищенности. Если ребенок постоянно испытывает эмоциональную боль в своих привязанностях, то он не сможет быть привязан на более глубоких уровнях. Ребенок должен чувствовать полную безопасность в своей привязанности, чтобы быть глубоко привязанным.

Если вы видите, что ребенок плохо переносит разлуку с вами, попытайтесь компенсировать ваше отсутствие на уровне тех привязанностей, которые доступны ребенку: на уровне чувств – дайте свою фотографию, вещи с вашим запахом, запишите свой голос на диктофон; на уровне похожести – пусть у вас обоих будут идентичные вещи (шарфик, шапка) или договоритесь об одинаковом ритуале и т. д.; на уровне принадлежности, верности могут быть какие-то тайные знаки, известные только вам. Способов множество, но только вы можете знать, что лучше подходит именно вашему ребенку.

Итак, если родители хотят, чтобы их ребенок был тем, кого легко растить, кто будет способен на подлинную близость с любимыми, они должны заботиться о том, чтобы привязанность их ребенка к ним была для него легкой и безопасной, чтобы он чувствовал привязанность на всех уровнях: ощущений, подражания (идентификации), принадлежности, важности для другого, любви и нежности, чувства познанности близкими.

Когда ребенок к нам не привязан или привязан недостаточно сильно, то быть его родителями становится неимоверно трудно, И тогда:

- мы начинаем считать, что нам трудно быть родителями потому, что мы чего-то не умеем, не знаем, недостаточно образованы как родители;

- наши дети становятся неуправляемы, они «уходят» из семьи, отдавая предпочтение сверстникам;

- многие родители попросту складывают руки в бессилии и самоустраняются от воспитания детей задолго до того, как те перестают в них нуждаться;

- при недостатке природной силы для воздействия на детей мы начинаем применять силовые методы, ищем способы психологического и физического давления.

Когда есть привязанность, родителям не надо бравировать своей силой и ресурсами: послушание ощущается ребенком как естественное состояние и не унижает его чувство собственного достоинства, ребенок не капитулирует, а прислушивается к авторитету, а родители сами заботятся о ребенке, а не утверждают свою власть над ним – воспитание становится не авторитарным, а авторитетным.

Из этого следует, что родителям надо работать над привязанностью, чтобы привязанность могла работать на них.

Успехов вам, дорогие читатели, на этом пути! Легкого вам родительства!!!

Марина Калараш. Психолог-консультант, преподаватель психологии.
Область профессиональных интересов: перинатальная, детская и семейная психология, индивидуальное консультирование по проблемам беременности и материнства, детско-родительских отношений, отношений с партнером, проблем общения, личностных кризисов, профессионального самоопределения.


Вернуться в раздел Блог Марины Калараш
Вернуться в раздел Блоги

Комментарии закрыты.


Видео