Вверх
Вернуться в раздел Блог Марины Калараш
Вернуться в раздел Блоги

Наших жизней связующая нить

glavnoe

В прошлой статье мы начали разговор о детско­-материнской привязанности, позитивный или негативный опыт которой оказывает огромное влияние на формирование в дальнейшем у человека определенных личностных качеств, его мироощущения.

Первый успешный опыт отношений привязанности – это, по сути, опыт безусловного принятия, когда ребенка принимают таким, какой он есть, поддерживают на непростом пути доверия миру, другим людям и себе. Это опыт позитивного самопроявления, опыт получения своевременной поддержки и помощи, а также опыт благодарности за них; это первый опыт взаимодействия с другим человеком, раскрывающий интерес к людям и желание сотрудничать. Качественные отношения помогают детям развить самоуважение, способность полагаться на собственные силы, лучше справляться с разочарованиями, завистью, ревностью и преодолевать обычные страхи и беспокойство. Человек с успешным опытом первой привязанности вероятнее всего будет человеком активным, смелым в проявлении себя, знающим свои достоинства и недостатки, осознающим свои потребности и цели и достигающим их, открытым для других, проявляющим к людям искренний интерес. Разрешать конфликты такой человек будет открыто, в сотрудничестве, стараясь учитывать свои интересы и интересы других. Он может быть и хорошим другом, и человеком, способным на глубокие, искренние чувства в личной жизни.

Другое дело, если отношения с матерью или заменяющим ее лицом были неудовлетворительными. В этом случае возможно развитие следующих особенностей личности: неуверенность в своих способностях, постоянное чувство неудовлетворенности собой, смутные представления о себе, своих потребностях и целях, эмоциональная нестабильность, тревога, скупость и поверхностность в проявлении чувств к другим. Конфликтных ситуаций такой человек либо старается избегать, либо пассивно участвует в них, накапливая обиды и обвинения, не выдерживая никакой критики в свой адрес, замыкаясь в себе. В любые отношения с другими такой человек привносит недоверие и подозрительность, он живет под лозунгом «никому нельзя доверять», «я никому не нужен, да и ладно – мне одному лучше».

Люди без успешного опыта первой привязанности неспособны по-настоящему «вкладываться» в отношения, испытывать истинную любовь, причем сами они об этом не догадываются. Они искренне верят, что любят другого, и требуют взаимности. Они способны испытывать счастье, могут длительно проживать с кем-либо, но на самом деле под маской любви могут скрываться страх остаться одному, тревога и недоверие к миру, заставляющие оставаться в отношениях, чтобы элементарно выжить, холодность и безразличие к партнеру, ненасыщаемая потребность в любви и даже ненависть к противоположному полу.

Как видим, привязанность является жизненно важной связью между нами, родителями, и нашими детьми. Как невидимая нить, она связывает нас и оказывает огромное влияние на нашу личность, характер, способность любить и быть любимыми, в целом на качество жизни. Как нить может быть прочной или очень хрупкой, крепкой или слабой, способной вот-вот разорваться, так и детско-родительская привязанность может сохраняться всю жизнь, а может и уничтожаться. Как же формируется привязанность и отчего она разрушается?

Основными условиями возникновения детской привязанности считается длительность и постоянство, т. е. привязанность возникает в случае, если за ребенком ухаживает один, а не много взрослых, и такой уход осуществляется длительное время. Если за ребенком присматривают одновременно несколько взрослых, часто сменяя друг друга (как это бывает, например, в детском интернатном учреждении), он не имеет возможности сформировать удовлетворяющую его эмоциональную привязанность. Привыкая к тому, что его потребность рано или поздно будет удовлетворена кем-либо из взрослых, а привязанность к кому-то причиняет душевную травму (взрослый быстро исчезает), ребенок начинает потребительски относиться к окружающим его людям, принимать как должное любую заботу о себе, будучи при этом неспособным к какой-либо благодарности. Кроме того, для развития «здоровой» привязанности ребенку необходим гарантированный отклик мамы на сигналы ребенка, постоянный контакт с ним.

К сбоям в формировании привязанности может привести частое (не важно, длительное или кратковременное) отсутствие матери в период младенчества ребенка, недостаток физического и эмоционального контакта с матерью (когда младенец, проявляя беспокойство, цепляется за мать, ищет ее лицо глазами, а его, например, кладут в кроватку, люльку, коляску), неверная интерпретация его потребностей (беспокоящегося ребенка, например, вместо утешения начинают кормить или «трясти»). Не так явно, но все-таки влияют на формирование привязанности такие чисто бытовые вещи, как гневный крик матери или другие намеренные действия над ребенком, способные его испугать (швыряние, шлепанье, брызганье в лицо холодной водой, оставление в комнате одного в качестве наказания за длительный плач).

Формирование привязанности – процесс взаимный: в него вносят свой вклад как взрослый, так и ребенок. Мать и ребенок должны приспособиться друг к другу и стать единой командой, выработать свой стиль взаимодействия и свой путь к привязанности.

Еще до рождения ребенка женщина «настраивается» на своего малыша – это естественный и здоровый процесс. Во время беременности женщина чувствует, как малыш шевелится внутри нее, она думает о нем, представляет, каким он будет, когда родится, строит планы на будущее.

За несколько недель до рождения ребенка его мама погружается в очень специфическое состояние – первичную материнскую озабоченность. Находясь в этом состоянии, женщина очень чувствительна ко всему, что связано с ее ребенком, очень чутко настроена на его сигналы и потребности. В итоге, по заметным только ей одной признакам, мать понимает причины беспокойства младенца – голоден он, устал или его надо перепеленать. При длительном общении с младенцем подобные механизмы запускаются и у других людей, заменяющих мать.

У многих женщин этот процесс запускается сам собой, но у некоторых женщин чувства к ребенку появляются не сразу, и они неуверенно чувствуют себя в роли матери. Максимальные трудности возникают, когда мать не может настроиться на ребенка, угадать и удовлетворить его основные потребности, а также создать вокруг него безопасную атмосферу – иными словами, когда ребенок чувствует утрату доверия, страх, беззащитность, одиночество, отвержение.

Для формирования привязанности вовсе не нужно, чтобы мама обладала какими-то необыкновенными способностями, полностью посвящала себя только ребенку, не хуже профессионалов знала особенности его развития и т. д. Известный педиатр и психоаналитик Дональд Винникотт писал, что все самые важные знания, необходимые для воспитания малыша, у мамы уже имеются на уровне интуиции – это то, что мама делает и знает «просто благодаря факту материнства». При этом «фактически главная ценность интуитивного постижения кроется в его естественности, не искаженной обучением». Мама, являясь важным человеком для малыша, старается выполнять все его желания. Но это не означает, что она должна постоянно находиться только с ребенком, полностью забывая о себе и своей жизни. Д. Винникотт пишет: «Если бы мама была идеальной, то она удовлетворяла бы потребности крохи в момент возникновения. Но тогда малыш так никогда бы и не узнал, что вокруг него существует Мир. Он не научился бы говорить».

Кроме того, мамины потребности – возможность отдохнуть, заняться собой, уделять внимание мужу и другим близким, встречаться с друзьями – тоже очень важны и для ребенка. Если мама постоянно находится только с малышом, забывая о себе, то со временем у нее накапливается усталость, она может почувствовать себя отстраненной от жизни; это может привести к возникновению депрессии и просто ухудшению настроения, что не самым лучшим образом может сказаться на ребенке.

Привязанность формируется и к отцу, к бабушке и дедушке, старшим братьям и сестрам, если они участвуют в воспитании и заботе о ребенке и проводят с ним значительную часть времени. Это могут быть и приемные родители, и усыновители, и опекуны, и воспитатели – в данном случае важно, чтобы присутствие другого человека было надежным и постоянным, чтобы он был готов позаботиться о малыше. Этот человек должен обладать определенным набором того, что традиционно считается материнскими качествами: умение создавать для ребенка ощущение безопасной и эмоционально-теплой обстановки, сохранять ее и отвечать на малейшие эмоциональные и физические потребности ребенка. Надежный, постоянно находящийся рядом взрослый помогает ребенку справиться с трудностями повседневной жизни. И чем младше ребенок, тем сильнее его потребность в поддержке взрослого. Причем исследователи отмечают интересный факт: дети привязываются к тому, кто с ними играет, гораздо охотнее, чем к тем, кто просто ухаживает.

Самая первая фигура, осуществляющая основной уход за ребенком в течение первых шести месяцев жизни, узнается по запаху, голосу, виду и запечатлевается в памяти ребенка навсегда как особо значимая. Потеря или замена ее будет переживаться ребенком как психотравма. Если за ребенком ухаживает сначала не мать, а папа, то он и будет восприниматься ребенком как особая безопасная фигура, что в принципе неплохо. Но при появлении настоящей матери ребенок в большинстве случаев не сможет установить с ней удовлетворительные детско-родительские отношения – они всегда будут проигрывать по интенсивности и глубине первой сформированной привязанности. А если объект первой привязанности почему-либо разрывает связь с ребенком (например, ухаживавший папа уезжает), то ребенок воспринимает это как катастрофу и теряет доверие к миру, поскольку лишается точки опоры и безопаснос-ти в лице покинувшего его. Однако если позже объект первой привязанности возвращается, большинство детей все-таки могут восстановить связь с ним, особенно если рядом с ребенком все время был кто-то другой, осуществляющий уход. Потеря доверия к миру может произойти только тогда, когда первая привязанность ребенка разрушается навсегда: это основа и стержень большинства психологических проблем человека в дальнейшей жизни, т. е. не очень удачно заложенный базис для комфортной и счастливой жизни.

Процесс полного разрушения привязанности часто наблюдают работники Домов малютки, но он может произойти и в семье при внезапном и длительном исчезновении объекта привязанности ребенка, нуждающегося в нем, часто в условиях больницы, куда младенец с целью поправления здоровья помещается без матери. Разрушение, как и формирование, имеет несколько этапов.

Вначале идет фаза протеста и горя, когда ребенок призывает мать, подавая сигналы о том, как он остро нуждается в ней. Ребенок отвергает все другие виды заботы, требуя вернуть мать. После этого наступает период отчаяния: ребенок перестает плакать, как бы замыкается, становится вялым и пассивным, на его лице – выражение печали. Затем наступает фаза безразличия и отчужденности, которая похожа на мнимое выздоровление. Ребенок снова становится активным, принимает заботу от других людей. Когда мать возвращается, ребенок не хочет ее признавать – он отворачивается и не проявляет к ней никакого интереса.

Если все фазы пройдены, то восстановить привязанность в полной мере невозможно, а базовое доверие ребенка к миру будет навсегда подорвано, его личность деформирована; ну а если у ребенка вовсе нет никакого объекта для привязанности (как, например, у детей, воспитывающихся в детских домах и приютах), то он, к сожалению, вырастает вообще неспособным испытывать настоящую привязанность и любовь и всю жизнь будет «питаться» их суррогатами.

В 1969 году исследователи-психоаналитики Джойс и Джеймс Робертсоны сняли документальный фильм «Джон» (его легко можно найти в сети Интернет). Запись сделана в Доме малютки, куда на 8 дней отдали полуторагодовалого Джона его родители: маме пора было вновь ложиться в родильный дом, а у папы много работы. Все 8 дней кинокамера фиксирует изменения в поведении, психологическом и физическом состоянии ребенка, который прежде никогда не оставался без мамы и вдруг неожиданно лишился ее близости и заботы. Исследования, сделанные на основе этого фильма, подтвердили взаимосвязь присутствия близкого человека на последующую жизнь детей. В Великобритании эти исследования привели к фундаментальным изменениям в системе помощи детям.

Дорогие родители, мы с вами можем передать нашим детям лишь то, чем обладаем сами: мы можем проявлять свою любовь и привязанность ровно нас­только, насколько сами способны любить и быть любимыми в зависимости от того, сколько сами в детстве получили любви от значимых нам взрослых и каким был самый первый опыт нашей привязанности.

Согласно психоаналитическим взглядам, отношение матери к ребенку во многом определяется историей ее жизни. Матери, не испытавшие в детстве материнского принятия и любви, неспособны без дополнительных усилий безусловно полюбить своего ребенка и позволить ему привязаться к себе. Все это закладывается в нас рано и имеет определяющее значение для всех отношений, в которые мы вступаем, в том числе и в качестве родителей. Поэтому часто отношение матери к своему ребенку копирует отношение ее матери к ней, несмотря на упорное отрицание женщиной этого факта и даже несмотря на противопоставление подходов к воспитанию. Именно поэтому применение новых принципов воспитания, чтение книг и посещение семинаров, в которых рассказывается, как ухаживать за ребенком, кормить его и организовать его быт, не может помочь таким родителям: важно изменить не внешнюю организацию жизни ребенка, а свое мышление и даже порой чувства, а они-то обычно сопротивляются сильнее всего. Известный исследователь детско-материнской привязанности психоаналитик Джон Боулби считает, что «…кормление по требованию тревожной, непоследовательной матерью для ребенка может иметь худшие последствия, чем отрегулированный по часам режим у ребенка спокойной и расслабленной матери». Таким мамам хотелось бы сказать: если есть возможность посетить семинары или тренинги, на которых речь пойдет о принятии и будут анализироваться ситуации из жизни, то это, конечно, будет лучшим выходом для них самих и их детей.

Марина Калараш. Психолог-консультант, преподаватель психологии.
Область профессиональных интересов: перинатальная, детская и семейная психология, индивидуальное консультирование по проблемам беременности и материнства, детско-родительских отношений, отношений с партнером, проблем общения, личностных кризисов, профессионального самоопределения.


Вернуться в раздел Блог Марины Калараш
Вернуться в раздел Блоги

Комментарии закрыты.


Видео